September 23rd, 2019

Как убивали академика Вавилова.

Академика Николая Вавилова допрашивал следователь НКВД Хват. Нет нужды даже приводить его имя, просто Хват. Раньше он был смазчиком вагонного депо, но повезло: по комсомольской линии направили в НКВД. Не ошиблись. Смазчик был ретив. Он выбивал из Вавилова показания: что тот был вредителем, вел контрреволюционную деятельность и работал на иностранную разведку.

Допросы продолжались почти год, по ночам. Начинал их Хват так: «Ты кто?» – «Академик Вавилов». Хват смеялся: «Мешок г@вна ты, а не академик!». Вавилов был вынужден стоять по десять часов, до камеры его потом волокли по коридору. Бить совсем не требовалось, авиаконструктора Туполева чекисты на допросах тоже не били, сам всё «признал». В середине 80-х одна старушка, знавшая много о тех временах и делах, рассказала мне, что Вавилов долго держался, но сломался, когда Хват насс@л ему в лицо.

Вавилов умер в 1943 году в Саратовской тюрьме, от истощения и воспаления легких. В 1955 году его реабилитировали, это все знают. А что Хват? Он дослужился до полковника. Нет, не на фронте, он его избежал. В том же 1955 году Хвата пожурили за Вавилова, но он вышел на пенсию, жил в просторной квартире на улице Горького. И прожил там, получая хорошую полковничью пенсию, до 1993 года. То есть когда в Перестройку все с ужасом читали про дело Вавилова, когда старушка мне рассказывала, как Хват насс@л академику в лицо, тот был жив-здоров, гулял по Тверскому бульвару, покупал колбаску с водочкой. И был очень доволен жизнью.

Справедливости нет. Мерзавцы-чекисты живут долго и счастливо, если их не замочат свои же. И всегда готовы снова насс@ть в лицо академикам, конструкторам, режиссерам. Пусть только Родина прикажет.


promo andrex_1 april 6, 2019 18:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Прося людей оказать вам услугу, вы на самом деле укрепляете связь между вами. Майкл Симмонс пишет об отличном нетворкинг-методе, которым пользовался еще Бенджамин Франклин. Был один человек, которому он ну никак не нравился. И как Франклин ни старался быть любезным, ничего не помогало. И вместо…