?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пасхальное.

…А между тем благая весть —
всегда в разгар триумфа ада,
и это только так и есть,
и только так всегда и надо!
Когда, казалось, нам велят —
а может, сами захотели, —
спускаться глубже, глубже в ад
по лестнице Страстной недели:
все силы тьмы сошлись на смотр,
стесняться некого — а че там;
бежал Фома, отрекся Петр,
Иуда занят пересчетом, —
но в мир бесцельного труда
и опротивевшего блуда
вступает чудо лишь тогда,
когда уже никак без чуда,
когда надежда ни одна
не намекает нам, что живы,
и перспектива есть одна —
отказ от всякой перспективы.

На всех углах твердят вопрос,
осклабясь радостно, как звери:
«Уроды, где же ваш Христос?»
А наш Христос пока в пещере,
в ночной тиши. От чуждых глаз
его скрывает плащаница.
Он там, пока любой из нас
не дрогнет и не усомнится
(не усомнится только тот
глядящий пристально и строго
неколебимый идиот,
что вообще не верит в Бога).

Земля безвидна и пуста.
Ни милосердия, ни смысла.
На ней не может быть Христа,
его и не было, приснился.
Сыскав сомнительный приют,
не ожидая утешенья,
сидят апостолы, и пьют,
и выясняют отношенья:

— Погибло все. Одни мечты.
Тут сеять — только тратить зерна.

— Предатель ты.

— Подослан ты.

— Он был неправ.

— Неправ?!

— Бесспорно.
Он был неправ, а правы те.
Не то, понятно и дитяти,
он вряд ли был бы на кресте,
что он и сам предвидел, кстати.
Нас, дураков, попутал бес…

Но тут приходит Магдалина
и говорит: «Воскрес! Воскрес!
Он говорил, я говорила!»
И этот звонкий женский крик
среди бессилия и злобы
раздастся в тот последний миг,
когда еще чуть-чуть — и все бы.

Глядишь кругом — земля черна.
Еще потерпим — и привыкнем.
И в воскресение зерна
никто не верит, как Уитмен.
Нас окружает только месть,
и празднословье, и опаска,
а если вдруг надежда есть —
то это все еще не Пасха.
Провал не так еще глубок.
Мы скатимся к осипшим песням
о том, что не воскреснет Бог,
а мы подавно не воскреснем.
Он нас презрел, забыл, отверг,
лишил и гнева, и заботы;
сперва прошел страстной четверг,
потом безвременье субботы, —
и лишь тогда ударит свет,
его увижу в этот день я:
не раньше, нет, не позже, нет, —
в час отреченья и паденья.

Когда не десять и не сто,
а миллион поверит бреду;
когда уже ничто, ничто
не намекает на победу, —
ударит свет и все сожжет,
и смерть отступится, оскалясь.
Вот Пасха. Вот ее сюжет.
Христос воскрес.

А вы боялись.

Дмитрий Быков



Recent Posts from This Journal

  • Китайские мудрецы о власти.

    Самая лучшая власть та, существования которой народ не замечает. Хуже та власть, которая стремится к народной любви. Очень плохой является та,…

  • Жириновского подняли на смех.

    У России есть система противоракетной обороны, способная накрыть всю планету. Это сенсационное заявление лидера ЛДПР Владимира Жириновского не дает…

  • Салтыков-Щедрин в наши дни.

    Мы все живем в эпоху сказок Салтыкова-Щедрина. Вспомни сказочку "Органчик". Вот перед тобой и всеми нами горожанами выходит градоначальник при полном…

  • Ведро с крабами.

    Есть такая чудесная штука, называется crab bucket theory — «теория ведра с крабами». Она гласит, что каждый краб по одиночке легко бы выбрался из…

  • Взлёт и падение Пугачевой.

    Много лет назад Пугачёва и Крутой организовали на ТВ мафию, которая намертво перекрыла доступ на ТВ талантливой молодёжи. Ей надо было обеспечить для…

  • Просьба к мэру.

    Уважаемый Сергей Семеныч, мы москвичи вас очень любим и не представляем своей жизни без вас. И у нас к Вам небольшое предложение или просьба, если…

Profile

andrex_1
Андрей

Latest Month

Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander