Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Заглавная.

Здравствуйте, меня зовут Андрей. Будем знакомы.
Я предприниматель, у меня свой бизнес.
Есть хобби.Играю в футбол.Люблю путешествовать.
Есть необходимость писать. Хочется сделать нашу жизнь лучше. И увы, без политики здесь не обойдешься.Я не за красных или белых,я за логику которая все реже встречается в нашей жизни.
Пишу практически каждый день, на ту тему, которая интересна.
В любом случае подписывайтесь. Будет интересно.Я постараюсь отбирать для вас по интересной новости в день, и анализировать ее с позиции логики.
Чем дальше, тем интереснее.


promo andrex_1 april 6, 2019 18:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Прося людей оказать вам услугу, вы на самом деле укрепляете связь между вами. Майкл Симмонс пишет об отличном нетворкинг-методе, которым пользовался еще Бенджамин Франклин. Был один человек, которому он ну никак не нравился. И как Франклин ни старался быть любезным, ничего не помогало. И вместо…

Незабываемый, неповторимый, гениальный.. Александр Абдулов.

29 мая у него день рождения. И кто знает сколько ему было бы? Всего ничего.Парень был без тормозов иногда.Чем то напоминал Высоцкого.Себя не жалел.Сгорел быстро.Потом некрасивые истории с женой.Но про это не будем.И мне кажется, что свой главный фильм актёр не сыграл.Посмотреть бы его. Ну видео про него:






https://youtu.be/apyR3RvBTAE


Фильм для души.



https://youtu.be/6exdFedZ4OM

Случайно довелось увидеть этот шедевр Свердловской киностудии 1976 года. Думал, что все лучшие советские фильмы уже просмотренны. Ан нет.

А в наше время, есть кто-нибудь, кто строит фонтаны бесплатно?

Думаю вряд ли такой человек отыщется. А в советские времена такие люди находились. И пусть этот фильм на фоне того, что сейчас происходит с людьми выглядит наивно и похож скорее на сказку, тем не менее смотреть его стоит.

На самом деле, несмотря на кажущуюся простоту и лиричность фильма, он очень глубокий и многоплановый. У нас ведь как бывает, человек не может найти свою любовь он уходит с головой в работу и не замечает никого вокруг или спивается или вешается, а Сергей Долганов, главный герой фильм строит фонтаны. Причём за свой счёт. И совсем не потому, чтобы о нём говорили, какой он хороший и правильный, а он попросту по другому жить не умеет. На таких людях держится земля русская, такие не предадут, не подставят, бросятся в горящий дом, чтобы спасти ребёнка или старика. Такие выиграли Великую Отечественную Войну, а мы порой себя, свои страстишки победить не можем, чего уж говорить о глобальных вещах.

Как правило таким людям, как Сергей Долганов встречаютя женщины, которые из них вьют верёвки. Часто такое бывает. Он не требует сиюминутной взаимности, он не бесится из-за того, что женщина которая ему симпатична отказала ему в чувствах, не в интимной близости, заметьте, а в чувствах. А всё почему ? Правильно. Потому что человек так воспитан, потому что родители, мама с папой заложили нравственные и духовные начала, которые лет 35-40 назад в нашей стране были развиты, несмотря на отрицание божественного. Такой вот парадокс.

Хочется верить, что в России не перевелись Сергии Долгановы, которые не равнодушны к бедам и проблемам других людей. Ведь если они перевелись, то становится страшно, на самом деле страшно, куда же можно зайти, когда во главу угла поставлено сребролюбие?

Фильм «Встретимся у фонтана» необыкновенный. Он, как первая любовь, всегда живёт в сердце, потому что по другому быть не может.

Посмотрите этот фильм, каждый увидит в нём своё, но после просмотра вы сами увидите как светло стало на душе и вы станете чуточку добрее!


Секретная машина.

В институте был преподаватель Гургеныч. Старый кинооператор, который снял много хороших советских фильмов и просто классный дядька.

Как-то он принес маленькую кино бобинку на полминуты всего.

Это, говорит, самое смешное, что вы увидите в жизни (и ведь не соврал), зарядил киноаппарат и толкнул предисловие:

- Я в середине 60-ых снимал в Польше кино: война, немцы, партизаны. На Краковской площади снимали эпизод как немцы сбили наш самолет, летчик прыгнул с парашютом, а немцы с собаками его берут в плен.

Дубль-1: Каскадер прыгнул, приземлился. арестовали.

Режиссер:-Как то не то… он плавненько спустился, как диверсант, зрителю его не будет жалко…

Гургеныч:-А что же вы хотите?

Режиссер:Давайте хоть ветра подождем.

Поляк переводчик:- Проше пана, мы конечно можем подождать, но так для справки, последний раз на этом месте ветер был четыреста лет назад, когда построили эту площадь, она же квадратная и вокруг дома.

Режиссер:-Тогда перерыв до завтра. Ветер я организую.

Режиссер позвонил в Москву, оттуда в штаб нашей армии в Польше и к утру на площадь въехала зачехленная штуковина, а при ней майор с солдатом.

Режиссер:-Ну давай майор, снимай брезент и покажи как дует твой вентилятор.

Майор:-Товарищ режиссер, эта машина секретная, так что я расчехлю ее в последний момент перед съемкой.

Режиссер:-А какую струю может выдать твоя каракатица?

Майор:-Всего 10 градаций: от первой самой слабой до десятой, но вам больше первой не потребуется.

Режиссер:-Майор! Генерал мне сказал, что ты поступаешь в мое распоряжение, и все мои слова, для тебя приказы! Не нужно мне давать советов!

Майор:-Виноват, товарищ режиссер.

Режиссер:-Пойми, мне нужен ветер не на десятку, а на десятку с плюсом, выжми из своей колымаги все соки. Чтоб это был не просто ветер, а драматический ветер.

Майор сказал “Есть!” и пошел готовить машину.

Гургеныч закончил вступление, погасил свет и сказал, а вот теперь вы увидите дубль 2…

Летчик выпрыгнул с парашютом и так же как в первом дубле не спеша спускается на площадь. Вдруг, он как бы увидел немцев… и за два метра от земли, с дикой скоростью улетает сначала вдаль, а потом долетев до домов, взмывает вверх откуда прилетел. Немцы, как бы подхваченные воздушной волной парашютиста скачут вдаль как надувные по булыжной мостовой вместе с собаками и мотоциклом. На противоположной стороне площади выдавливаются (все) оконные стекла. Парашютист, слава Богу не пострадал, он приземлился через пару кварталов, а вот “немцев” чуток покоцало.

Когда режиссер пришел в себя от шока, он спросил майора:

- Что это было?

Майор доложил, что это машина для сдувания радиоактивной пыли с боевой техники в случае ядерного конфликта, и на десятом уровне она сдувает все, что весит меньше тридцати тон. Если мы вам больше не нужны, разрешите нам убыть в часть…



Она ушла навсегда!

Она была суровой, совсем не ласковой с виду. Не гламурной. Не приторно любезной. У неё не было на это времени. Да и желания не было. И происхождение подкачало. Простой она была.

Всю жизнь, сколько помню, она работала. Много. Очень много. Занималась всем сразу. И прежде всего — нами, оболтусами.
Кормила, как могла. Не трюфелями, не лангустами, не пармезаном с моцареллой. Кормила простым сыром, простой колбасой, завёрнутой в грубую серую обёрточную бумагу.
Учила. Совала под нос книги, запихивала в кружки и спортивные секции, водила в кино на детские утренники по 10 копеек за билет.
В кукольные театры, в ТЮЗ. Позже — в драму, оперу и балет.
Учила думать. Учила делать выводы. Сомневаться и добиваться. И мы старались, как умели. И капризничали. И воротили носы.
И взрослели, умнели, мудрели, получали степени, ордена и звания. И ничего не понимали. Хотя думали, что понимаем всё.
А она снова и снова отправляла нас в институты и университеты. В НИИ. На заводы и на стадионы. В колхозы. В стройотряды. На далёкие стройки. В космос. Она всё время куда-то нацеливала нас. Даже против нашей воли. Брала за руку и вела. Тихонько подталкивала сзади. Потом махала рукой и уходила дальше, наблюдая за нами со стороны. Издалека.

Она не была благодушно-показной и нарочито щедрой. Она была экономной. Бережливой. Не баловала бесконечным разнообразием заморских благ. Предпочитала своё, домашнее. Но иногда вдруг нечаянно дарила американские фильмы, французские духи, немецкие ботинки или финские куртки. Нечасто и немного. Зато все они были отменного качества — и кинокартины, и одежда, и косметика, и детские игрушки. Как и положено быть подаркам, сделанным близкими людьми
Мы дрались за ними в очереди. Шумно и совсем по-детски восхищались. А она вздыхала. Молча. Она не могла дать больше. И потому молчала. И снова работала. Строила. Возводила. Запускала. Изобретала. И кормила. И учила.

Нам не хватало. И мы роптали. Избалованные дети, ещё не знающие горя. Мы ворчали, мы жаловались. Мы были недовольны. Нам было мало.
И однажды мы возмутились. Громко. Всерьёз.

Она не удивилась. Она всё понимала. И потому ничего не сказала. Тяжело вздохнула и ушла. Совсем. Навсегда.
Она не обиделась. За свою долгую трудную жизнь она ко всему привыкла.
Она не была идеальной и сама это понимала. Она была живой и потому ошибалась. Иногда серьёзно. Но чаще трагически. В нашу пользу. Она просто слишком любила нас. Хотя и старалась особенно это не показывать. Она слишком хорошо думала о нас. Лучше, чем мы были на самом деле. И берегла нас, как могла. От всего дурного. Мы думали, что мы выросли давно. Мы были уверены что вполне проживём без её заботы и без её присмотра.
Мы были уверены в этом. Мы ошибались. А она — нет.
Она оказалась права и на этот раз. Как и почти всегда. Но, выслушав наши упрёки, спорить не стала.
И ушла. Не выстрелив. Не пролив крови. Не хлопнув дверью. Не оскорбив нас на прощанье. Ушла, оставив нас жить так, как мы хотели тогда.
Вот так и живём с тех пор.
Зато теперь мы знаем всё. И что такое изобилие. И что такое горе. Вдоволь.
Счастливы мы?
Не знаю.

Но точно знаю, какие слова многие из нас так и не сказали ей тогда.
Мы заплатили сполна за своё подростковое нахальство. Теперь мы поняли всё, чего никак не могли осознать незрелым умом в те годы нашего безмятежного избалованного детства.

Спасибо тебе! Не поминай нас плохо. И прости. За всё!
Советская Родина.
Жванецкий.

Олег Басилашвили о свободе.

Советский союз совершил ужасное дело: похоже, за время своей истории он истребил почти всех, кто мог бы воспринять свободу. Последний всплеск сопротивления — Новочеркасский бунт при Хрущёве. Когда потом появился шанс на свободу, воспользоваться им было уже некому. Воля к свободе осталась в Украине, в Прибалтике, в Грузии. Но не у нас, не у русских. У нас качество населения низведено ниже плинтуса. Оно не идёт ни в какое сравнение со сталинскими временами. Ибо тогда система всё-таки преодолевала сопротивление, с нею всё-таки боролись. Были крестьянские восстания, потом были власовцы. Был огромный пласт людей, ненавидящих Сталина и совок вообще. Недаром системе требовался ГУЛАГ. Сейчас он не нужен. ЭТОТ народ любит вождя и без ГУЛАГа.

Страшное дело — рабство из-под палки. Но ещё страшнее — рабство без палки. Страшен совок в ватнике. Но страшнее совок на иномарке, в импортных шмотках, отдыхающий в Европе и притом ненавидящий Запад. Помнится, при совке власть обязывала хозяев личных домов вывешивать по праздникам красный флаг. Не вывесишь — будут неприятности. Сейчас никто никого не принуждает цеплять «колорадскую» ленточку на свой личный автомобиль — но цепляют все, сами цепляют, не замечая, как двусмысленно и даже комично этот круглогодичный «символ победы» выглядит на «мерседесе» или «фольксвагене».

Этот нынешний добровольный неосталинизм, добровольный отказ от возможности быть свободным — гораздо страшнее атмосферы 30-х годов. Он знаменует полную деградацию, возможно, уже необратимую. Это вырождение как следствие мощнейшей антиселекции, отрицательной калибровки. В великом русском языке есть слово «люди» и слово «ублюдки». Как видите, они вроде бы созвучны, похожи друг на друга. Однако значение этих слов совсем разное. И корни разные — «люд» и «блуд» соответственно. Между этими двумя словами при всём их некотором созвучии — дистанция огромного размера. Такая же, как между русскими 30-х годов и нами, нынешними русскими. Там, в 30-х, были всё-таки люди.

Начало перестройки было ознаменовано появлением знакового фильма «Покаяние» Тенгиза Абуладзе. Собственно, перестроечная критика сталинизма началась с него. Главный смысл этого фильма был не воспринят, он показался тогда слишком радикальным и даже нигилистическим. Сын выкапывает из могилы труп отца-тирана и выбрасывает его с горы куда-то в мир — на ветер, на вечный позор. О, как тогда, в пору выхода фильма на экраны, многие клеймили эту яркую сцену, как оскорблялись ею! Фильм стал своего рода «проверкой на вшивость», проверкой готовности общества к переменам, к перерождению. Он нёс в себе послание, которое не было услышано: нас может спасти только радикальное отречение от скверны. Подобное тому, что совершила Восточная Европа. Но это не произошло. Покаяние — а именно в этом состояло послание фильма — не состоялось. Фильм, повторяю, не был услышан, и само это слово — покаяние — стало по большей части вызывать раздражение и озлобление, и чем дальше, тем сильнее.

Призывы к покаянию стали восприниматься как оскорбление национального и личного достоинства: «Кому, НАМ каяться?! Перед кем?? Да мы всех их спасли от фашизма!!». Сегодня тема покаяния, звучавшая в годы перестройки, окончательно перечёркнута великой темой «вставания с колен». Её венец — «Крымнаш». Законченный исторический цикл: от фильма «Покаяние» до фильма «Путь на родину». Мы вернулись-таки «на родину». Кто-то, вспоминая картину Абуладзе, сказал, что зловонный труп тирана теперь подобран и водружён на старый пьедестал. Не совсем так. Этот полуразложившийся труп наши современники притащили к себе домой и усадили за семейный стол. В его обществе пьют чай. С ним подобострастно беседуют, с ним советуются. И если у трупа вдруг отваливается голова, её с извинениями прилаживают на место.

Олег Басилашвили


Посмотрел отрывок.. комок в горле..

Из всех актёров остался только Шакуров. Ушли, их больше нет. И страны той больше нет. И Героев, которых они играли, больше нет. И кино такого больше нет. И музыки такой больше нет. Вот такая грусть накатила...





https://youtu.be/t5ztscDxlhk



Он покончил с собой.

« В СССР нет выбора… Или ты пьешь, или ты подличаешь, или тебя не печатают. Четвертого не дано»

6 сентября 1937 года родился Геннадий Шпаликов, чудесный поэт, прозаик, сценарист, режиссёр.

Ещё студентом ВГИКа он написал сценарии к прекрасным, всеми любимым фильмам «Мне двадцать лет» и «Я шагаю по Москве».

Позже стал режиссёром фильма «Долгая счастливая жизнь», потрясшего самого Антониони.

На его стихи написаны замечательные песни. Он дружил с Тарковским и с Данелия. Его любили красивейшие женщины.

А Шпаликов был несчастен, пил - но даже пьяным писал замечательные тексты.

Система - в ней задыхались многие. Не выдержал и он - в 1974-м покончил с собой.

Вот его прощальные стихи:

«Не прикидываясь, а прикидывая,
Не прикидывая ничего,
Покидаю вас и покидываю,
Дорогие мои, всего!
Все прощание - в одиночку,
Напоследок - не верещать.
Завещаю вам только дочку -
Больше нечего завещать».

Но на самом деле он оставил нам своё творчество - светлое, ясное, прозрачное, доброе.

Очень грустно...


Рекомендую фильм к просмотру.

Фильм " Невидимый гость" просто отрыв башки. Как я мог его пропустить ? Испанцы сняли невероятно крутой детектив.

Сценарий можно разбирать в киношколах как эталонный. Казалось бы, что нового можно придумать в детективе ? Выяснилось, что можно. И это не Голливуд со своими шаблонами и не Агата Кристи с предсказуемым антигероем из самых не очевидных. В общем, смотреть всем.