Category: образование

Заглавная.

Здравствуйте, меня зовут Андрей. Будем знакомы.
Я предприниматель, у меня свой бизнес.
Есть хобби.Играю в футбол.Люблю путешествовать.
Есть необходимость писать. Хочется сделать нашу жизнь лучше. И увы, без политики здесь не обойдешься.Я не за красных или белых,я за логику которая все реже встречается в нашей жизни.
Пишу практически каждый день, на ту тему, которая интересна.
В любом случае подписывайтесь. Будет интересно.Я постараюсь отбирать для вас по интересной новости в день, и анализировать ее с позиции логики.
Чем дальше, тем интереснее.
Buy for 10 tokens
Прося людей оказать вам услугу, вы на самом деле укрепляете связь между вами. Майкл Симмонс пишет об отличном нетворкинг-методе, которым пользовался еще Бенджамин Франклин. Был один человек, которому он ну никак не нравился. И как Франклин ни старался быть любезным, ничего не помогало. И вместо…

Дневник студента 1953 год.

"...11 июля. 19.50 Вчерашнее известие меня просто ошеломило. Что это такое? Берия, тот Берия, что от имени великого советского народа 9 марта дал клятву Иосифу Виссарионовичу, - враг народа. Но сомнений не может быть – это страшнейший из людей, это хуже открытых врагов из лагеря империализма, это хуже их шпионов, диверсантов. 35 лет он шел рука об руку с великим Сталиным. Всех и всяких врагов разоблачал Иосиф Виссарионович.

Берия знал его беспощадность и до поры до времени маскировался, но после смерти т.[оварища] Сталина он распоясался, возомнив себя верховным правителем. Обидно, очень обидно, что Иосиф Виссарионович до своей смерти считал его своим соратником. Много событий сейчас происходит. Очень трудно нашей партии, правительству, но оно не считается с личностями, ему интересы народа превыше всего, а поэтому оно и не кроется от народа, а прямо ему говорит правду. А ошибки уже были после смерти Сталина и очень заметны. Только ты, дорогой Иосиф Виссарионович не допускал ошибок в своей деятельности. Нет у нас сейчас человека с таким ясным умом, с такой проницательность…



Анекдот.

В еврейскую школу приходит новый учитель. Дети собираются вокруг него и наперебой рассказывают о своей школе, о классе.. Показывая на одного из учеников, они говорят:
— А это Моня-дурачек. Вот посмотрите, если ему предложить на выбор монеты в пол-шекеля и в шекель, он выберет пол-шекеля, потому что она больше по размеру.
Дети подзывают Моню и демонстрируют учителю, что Моня действительно выбирает пол-шекеля.
После уроков учитель подходит к Моне и спрашивает:
— Моня, я не заметил, чтоб у тебя были проблемы с математикой. Ты понимаешь, что шекель больше чем пол-шекеля?
— Конечно понимаю.
— Так почему же ты выбираешь пол-шекеля?
— Учитель, если я буду выбирать шекель, они перестанут давать мне деньги...


Знания мешают... совершать открытия.

Некоторые открытия происходят благодаря счастливой случайности. Американский изобретатель Чарлз Гудьир пытался создать вулканическую резину, но не знал как. Гудьир смешивал основу с перцем, солью, песком, сажей, чернилами, касторовым маслом и даже супом, пока случайно не пролил смесь каучука и серы на раскаленную печку.

До начала ХХ века гениальные идеи были результатом проб и ошибок. Но об этом никто не знал. Открытия окружили тайной — только избранные способны мыслить нестандартно. Так мы думаем до сих пор и ошибаемся.
Эвристика — наука по изучению творческого мышления — доказала, что есть универсальный рецепт решения нестандартных задач.
Если вы до сих пор думаете, что природа на вас отдохнула, а творческое мышление — удел избранных, тогда читайте дальше.

Чтобы сделать открытие, нужно много учиться: разбираться в предмете и не изобретать велосипед. Парадокс в том, что именно знания мешают совершать открытия.
Образование основано на штампах «как надо» и на списке запретов «как нельзя». Именно эти оковы мешают творить. Придумать новое — взглянуть на известный предмет под необычным углом, без запретов и ограничений.
Однажды студент Калифорнийского университета Джордж Данциг опоздал на лекцию. На доске было уравнение. Джордж решил, что это домашнее задание. Он ломал над ним голову несколько дней и очень волновался, что сдал решение с опозданием.
Через пару дней в дверь Джорджа постучал взволнованный профессор университета. Оказалось, Джордж случайно доказал теоремы, над решением которых бились десятки математиков, начиная с Эйнштейна.
Преподаватель записал теоремы на доске как пример нерешаемых задач. Другие студенты были уверены, что ответа нет, и даже не пытались его найти... продолжение следует.


Экспиремент.

«Уверенный в себе бизнесмен с улыбкой вошёл в лабораторию, — писал психолог Стэнли Милгрэм (1933–1984) из Йельского университета. — Через 20 минут он был доведен до нервного срыва: дрожал, заикался, дергал мочку уха, заламывал руки. Один раз он ударил себя кулаком по лбу и пробормотал: «О Б-же, давайте прекратим это». И, тем не менее, он продолжал реагировать на каждое слово экспериментатора и безоговорочно ему повиновался».

Результаты «эксперимента Милгрэма», описанные автором в научной статье «Подчинение: исследование поведения» в 1963 году, потрясли психологов и продолжают широко обсуждаться по сегодняшний день.
Идея проведения этого исследования пришла к Милгрэму в 1961 году, когда организатор геноцида евреев Адольф Эйхман предстал в Израиле перед судом и утверждал, что просто «выполнял приказы, полагаясь на мудрость фюрера». Тогда американский психолог решил выяснить, как далеко может зайти обычный человек в своем повиновении власти.

Милгрэм предложил добровольцам участвовать в эксперименте, который якобы должен был продемонстрировать, как наказание влияет на успехи в обучении, в частности, на память. Один участник становился Учеником, который должен был выучить некие слова, другой — Учителем, проверяющим знания. За ошибочный ответ Учитель наносил Ученику удар током, причем с каждой новой ошибкой напряжение тока повышалось. На самом деле никаких разрядов не было, а Ученика играл актер, который прятался за ширмой.

Несмотря на его требования остановить эксперимент, крики и даже потерю сознания, Учитель продолжал удары током, потому, что сидящий радом экспериментатор успокаивал: «Все в порядке, опасности нет, я беру на себя ответственность». В итоге до 66 % (!) Учителей поднимали напряжение до максимального значения — 450 вольт, несмотря на страдания и протесты Ученика. Авторитета профессора хватало для того, чтобы обычные люди, вовсе не склонные к садизму, пытали незнакомого человека. Эксперимент Милгрэма сразу обрел статус классического, но вскоре был запрещен. Осознав, что они способны пытать людей, Учителя испытывали моральные страдания и могли впасть в депрессию: ведь каждый из них мог стать Эйхманом. По мнению Милгрэма, это исследование доказало готовность нормальных людей творить зло, следуя указаниям авторитетов.

Те, кто изъявили желание принять участие в эксперименте, были самыми обычными людьми, и, как сказал Милгрэм, «они — это мы с вами».

Результаты эксперимента не должны были удивить тех, кто помнил о безропотном подчинении немцев Гитлеру или о массовом психозе в годы культа личности Сталина, который охватил советских людей. В чем причина этого феномена? Во врожденной человеческой податливости, в детском послушании, которое может обернуться послушанием рабов?
Евреи всегда знали о свойстве человека уподобляться толпе и подчиняться приказам.

Тора рассказывает нам о том, что во времена поколения Потопа лишь Ной сумел не поддаться влиянию окружения, а во времена строителей Вавилонской башни только Авраам смог уйти от зла. Тора называет Авраама евреем — «иври» — «перешедшим» на другую сторону реки, ушедшим от людей своего поколения.

Не случайно Авраам передал своим потомкам удивительное качество — не идти за толпой, оставаясь меньшинством в большинстве, и не подчиняться приказам бездумно.



Порочная система.

Мы иногда удивляемся некомпетентности правящей касты, а она родилась в совке. Родилась из системы "блатного" попадания в ВУЗы. Система блата (словечко из уголовного лексикона) и взяток при поступлении в наиболее престижные высшие учебные заведения автоматически даёт класс людей, которые мало в чём разбираются профессионально, да ещё и привыкли нарушать законы, жульничать, обманывать и при этом считать себя элитой.

Партийные экономисты, руководители всего и вся сделали карьеру, будучи - кто детками парт.работников, кто комсюковскими стукачами (так называемые, старосты студенческих групп,курсов, институтов). Кто не мог похвастаться происхождением или платёжеспособными родителями, тот выезжал за счёт доносов на однокурсников и преподов.
Даже физиология тут не причём.

Система заработала после 1917 года - система отбора "лучших" (подходящих) из худших. Сталин довёл искусственный отбор до "совершенства". А тысячи мелких "сталиных" в кожанках на низовом уровне пропололи всё, что могли.
Только индивидуальная изменчивость спасает - время от времени появляются умные и талантливые люди. Но система живёт и здравствует, она их отторгает.

Каждый закон, придуманный этими блатными, не просто нарушает Конституцию - он выбивает из населения всё новые группы людей, хоть как-то критически мыслящих и разумных.
Нет свободы - нет творчества, нет творчества и свободной мысли - нет науки, нет Космоса, лодки будут тонуть и гореть, самолёты падать, газ взрываться. Система дожрёт саму себя. С Путиным ли, без Путина - уже неважно.



Как Шукшин поступил в театральный.

Когда Василий Шукшин приехал поступать во ВГИК, ему было 25 лет. За плечами у него была служба во флоте и работа в сельской школе учителем русского языка. Он даже успел побывать на посту директора этой школы, а в Москву приехал за мечтой – стать кинорежиссером.
На вступительном экзамене Михаил Ромм попросил Шукшина:
– Расскажите мне о Пьере Безухове.
– А я «Войну и мир» не читал – признался абитуриент – толстая книжка, времени не было.
– Как же вы тогда работали директором школы, если толстых книг не читали?! – возмутился Ромм – Вы же некультурный человек!

Шукшин не выдержал:
– А вы знаете, что значит быть директором сельской школы? За дровами сходить, наколоть, сложить, чтобы дети зимой на уроках не замерзли. Учебники достать, керосин для ламп запасти, учителей найти... А машина в деревне только одна – и та на четырех копытах и с хвостом! Тут не до толстых книжек.
Казалось бы, это был провал. Но Ромм неожиданно для Шукшина оценил его речь как слова талантливого и неординарного человека. Поставил «пятерку» и принял в свою мастерскую.