Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Заглавная.

Здравствуйте, меня зовут Андрей. Будем знакомы.
Я предприниматель, у меня свой бизнес.
Есть хобби.Играю в футбол.Люблю путешествовать.
Есть необходимость писать. Хочется сделать нашу жизнь лучше. И увы, без политики здесь не обойдешься.Я не за красных или белых,я за логику которая все реже встречается в нашей жизни.
Пишу практически каждый день, на ту тему, которая интересна.
В любом случае подписывайтесь. Будет интересно.Я постараюсь отбирать для вас по интересной новости в день, и анализировать ее с позиции логики.
Чем дальше, тем интереснее.


promo andrex_1 april 6, 2019 18:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Прося людей оказать вам услугу, вы на самом деле укрепляете связь между вами. Майкл Симмонс пишет об отличном нетворкинг-методе, которым пользовался еще Бенджамин Франклин. Был один человек, которому он ну никак не нравился. И как Франклин ни старался быть любезным, ничего не помогало. И вместо…

Страшный вандализм в Европе!

В ноябре 2011 года, в музее немецкого города Дортмунд уборщица уничтожила произведение современного искусства, застрахованное на 800 тысяч евро. Произведение под названием «Когда начинает капать с потолка» представляло собой таз, содержащий как бы осадок от капавшего с потолка. Уборщица увидела грязный таз и тщательно вытерла его, тем самым совершив один из самых мощных актов вандализма в истории современного искусства.

В феврале 2014-го года история повторилась в Италии. В музее города Бари уборщица выбросила пару экспонатов из мятой бумаги, а также смела со стола крошки печенья, которые, как потом выяснилось, были частью инсталляции стоимостью в 10 тысяч евро.

История повторилась и в третий раз. Снова в Италии. В городе Больцано уборщица музея увидела инсталляцию «Где мы будем танцевать сегодня вечером?», представляющую собой разбросанные по полу бутылки из под шампанского, окурки и конфетти. И, разумеется, выбросила всё это из помещения.



Необычное стихотворение.

После смерти А.П.Чехова в его личном архиве, как сообщил журнал "Книжный мир" № 7 за 1910 год, было обнаружено необычное стихотворение. Оно полностью составлено из названий чеховских произведений. Автор этого поэтического опуса так и остался неизвестным.

Иванов. Чайка. Дядя Ваня.
Муж. Три сестры. Архиерей.
Вишневый сад. Сирена. В бане.
Медведь. Три года. Юбилей.
Агафья. Свадьба. Орден. Горе.
Оратор. Ночь перед судом.
Анюта. Бабы. Ванька. В море.
В потёмках. Верочка. Альбом.
Кривое зеркало. Ворона.
Злой мальчик. То была она!
Талант. Мечты. Дочь Альбиона.
Налим. Пари. Кошмар. Жена.
Припадок. Пьяные. Задача.
Студент. Супруга. Тиф. Враги.
Страдальцы. Старость. Неудача.
Святою ночью. Сапоги.
Актёрская гибель. Ненастье.
Беда. Белолобый. Отец.
Красавицы. Устрицы. Счастье.
Несчастье. Хороший конец.
Роман с контрабасом. Мыслитель.
Хористка. Экзамен на чин.
Художество. Нищий. Учитель.
Письмо. Печенег. Сахалин.
Каштанка. Княгиня. Крыжовник.
Нахлебники. Певчие. Страх.
Ну,публика! Первый любовник.
Аптекарша. Черный монах.
Беглец. Беззаконие. Дамы.
Ионыч. Мороз. Клевета.
На святках. Приданое. Драма.
В суде. Накануне поста.
Заблудшие. Мёртвое тело.
Весной. В номерах. Канитель.
В усадьбе. Недоброе дело.
В цирюльне. Счастливчик. Свирель.
Событие. Много бумаги.
Володя. В сарае. Тоска.
Винт. Женское счастье. В овраге.
Дуэль. О вреде табака.




Катастрофы в СССР.

Тоскующие по советским временам порой напирают на то, что-де в те времена было ощущение безопасности и уверенности в завтрашнем дне. Но точно такое же ощущение будет у человека, сидящего на замаскированной под сундук бомбе с часовым механизмом — ровно до того момента, как она взорвётся под его задом. Он просто не в курсе существующей опасности, поэтому чувствует себе более чем уверенно.

Это ощущение власти нагнетали совершенно сознательно, скрывая от широкой публики весь негатив, даже тот, который никак не мог скомпрометировать общественный строй, поскольку от него не зависел. Например, Ашхабадское землетрясение 1948 года или действия маньяков — до перестройки было известно лишь о Ионесяне-«Мосгазе», и то, из-за излишней словоохотливости Никиты Сергеевича и его зятя Аджубея, редактора «Известий». Засекретил бы он эту серию убийств, узнали бы о ней только при Горбачёве.

Точно так же секретили и самые различные катастрофы, как природные, так и техногенные. Когда я был мелким в 70-е годы, меня всегда удивляло то, что, по сообщениям газет и ТВ, на Западе всё время что-то случается — то самолёт навернётся, то поезда столкнутся, то с завода утечёт какая-то шибко ядовитая xpeнь, то вулкан спалит целый город, то разрушительное землетрясение, то ураган с наводнением. А у нас — тишь да гладь и благорастворение воздухов.

Ладно, отсутствие техногенных катастроф можно было бы объяснить якобы высоким качеством советских средств транспорта и промышленного оборудования (хотя это не так) и высокой сознательной дисциплиной советских работников, что исключает человеческий фактор аварийности (а это было не так ещё в большей степени, водка и пофигизм существовали на территории СССР ещё со времён царя Гороха XLVII), но какому секретному номенклатурному аллаху молится советское руководство, чтобы он перенёс все возможные природные катаклизмы и даже котоклизмы за пределы СССР?

На самом деле, неприятностей случалось ничуть не меньше, чем за границей. Просто на сообщения о них налагался запрет. А когда самолёт навернулся прямо на детский садик где-то в Кёнигсбергской области в 1972 году, и от его обитателей остались только ушки да ножки, не только запретили писать и говорить об этом, но и срыли за ночь все развалины учреждения и разбили на их месте сквер. Даже электрички из Светлогорска отменили, чтобы замедлить работу сарафанного радио, не контролируемого Главлитом.

И когда при Горбачёве сняли ограничения на публикацию подобных фактов, создалось ложное впечатление о том, что при бровеносце в потёмках жили не тужили, а пришёл пятнистый, и всё посыпалось. Пользователь ЖЖ под странным ником Афанаризм собрал в своих публикациях катастрофы, природные и вызванные раздолбайством либо неисправной техникой за 1953-89 годы, и список растянулся на несколько постов. Приведу только те из них, которые произошли в последний год жизни Брежнева.


Гумилёв, день до расстрела .

Свидетель гибели Гумилёва ( чекист) : "Да... Этот ваш Гумилёв - нам, большевикам, это смешно. Но, знаете, шикарно умер. Я слышал из первых рук. Улыбался, докурил папиросу... Фанфаронство, конечно. Но даже на ребят из Особого отдела произвёл впечатление. Пустое молодечество, но всё-таки крепкий тип. Мало кто так умирает. Что ж, свалял дурака. Не лез бы в контру, шёл бы к нам, сделал бы большую карьеру. Нам такие люди нужны..."

В ЧК он держался мужественно, на вопрос конвоира, есть ли в камере поэт Гумилёв, ответил:
- Здесь нет поэта Гумилёва, здесь есть офицер Гумилёв.
На стене камеры Кронштадской крепости, где последнюю ночь перед расстрелом провёл Гумилёв, были обнаружены нацарапанные стихи:

В час вечерний, в час заката
Каравеллою крылатой
Проплывает Петроград...
И горит на рдяном диске
Ангел твой на обелиске,
Словно солнца младший брат.
Я не трушу, я спокоен,
Я - поэт, моряк и воин,
Не поддамся палачу.

Пусть клеймит клеймом позорным -
Знаю, сгустком крови черным
За свободу я плачу.
Но за стих и за отвагу,
За сонеты и за шпагу -
Знаю - город гордый мой
В час вечерний, в час заката
Каравеллою крылатой
Отвезет меня домой.


Семь выводов после трагедии в Казани .

Первое. Защиты от сумасшедшего человека нет. Его мотивы неясны, его логика неразумна, его действия непредсказуемы. Вопрос только в том, какое число препятствий необходимо преодолеть сумасшедшему человеку, чтобы осуществить злодеяние. Порог может быть высоким, может быть низким. В казанской школе он оказался критично низок.

Второе. Вопиющая несоразмерность уровня защиты органов власти и социальных учреждений. Органы власти охраняет Росгвардия. Попробуй зайди. Школы и больницы охраняют вахтеры и ЧОПовцы разного уровня. Государственная защита самых уязвимых государственных социальных организаций отсутствует. Эту государственную защиту необходимо создать и полностью финансировать из бюджета учредителя.

Третье. Формальность процедур выдачи и контроля хранения огнестрельного оружия. Недопустимо низкий возрастной порог доступа: в 18 лет человек в абсолютном большинстве случаев неспособен понимать ценность жизни. Да, в армию призывают с 18 лет. Но там человек получает временный доступ к государственному оружию под контролем старших по званию. И при этом сколько трагедий происходит ежегодно. Возрастной ценз для владения личным оружием разумно поднять до 21 года. Погибшим в Казани это сохранило бы жизни.
Не
Четвёртое. Выхолащивание государственной системы. В Росгвардии служит уже свыше 430 тыс. человек – больше, чем в Сухопутных войсках. Каков уровень государственного контроля за оборотом оружия, выдача которого отнесена к полномочиям Росгвардии? Кто контролирует саму эту систему? Кто и как часто проверяет её работу?

Пятое. Отсутствие деятельных выводов из предшествующих трагедий. После расстрела учащихся в керченском колледже в 2018 году Путин уже распоряжался об ужесточении контроля за оборотом оружия. Где это его распоряжение? Блокировано заинтересованными лицами, влияния которых хватило для срыва указания главы государства. Кто сорвал? Неизвестно. Кто контролировал выполнение распоряжения президента? Неизвестно. Вот и вся вертикаль власти. Когда необходимо защитить рядовых граждан, её нет.

Шестое, самое отвратительное. Когда с места трагедии уносят погибших и раненых, на месте немедленно появляются мародеры. Вчера это были депутаты Государственной, прости, Господи, Думы. Оказывается, главная причина произошедшей трагедии – анонимность действий людей в интернете. Вот он – главный враг. Вот что мешает государственной безопасности.

То, что убийца действовал публично, объявил о своих намерениях в своем телеграм-канале заранее, не скрывал имени и вообще прошёл по большому городу с ружьём в руках и 150 патронами в сумке, мимо всех камер наблюдения и даже помахав рукой встречным прохожим – для врагов анонимности в интернете не имеет значения.

Какой знакомый рефлекс – примерно так же после трагедии в Беслане в 2004 году отменили прямые выборы губернаторов. Сделали то, что давно хотели сделать, найдя кровавый повод и бесстыдно прикрывшись телами погибших.

Седьмое, личное. Если ломаются отношения в семье, ломается человек. У абсолютного большинства убийц были проблемы в семье и личной жизни. Публичная жестокость почти всегда – следствие неустроенности и разрухи в близких человеческих отношениях. Ненависть рождает ненависть. Жестокость и непонимание в семье часто приводят к общественным трагедиям. Предсказать невозможно, но возможно предотвратить.

Светлая память невинно погибшим.


Арест отца.

"За несколько дней до Первомая отца куда-то вызвали. Он пришел воспрявший, помолодевший:

— Мне дали гостевые билеты на кремлевскую трибуну. Мы идем с тобой, Майечка, 1 мая на Красную площадь, на демонстрацию.

Я затрубила в трубу, превратив в таковую свои ладони. Ура!! Какое платье надо надеть? Мать принялась мастерить что-то эклектичное, но торжественное…

Это было 30 апреля 1937 года. На рассвете, за несколько часов до Первомая, под самое утро, часов в пять, лестница заскрипела под чугунной тяжестью внезапных шагов. Отца пришли арестовывать. Эти аресты на рассвете теперь уж многократно описаны в литературе, сыграны в кино, на театральной сцене. Но прожить это самой, поверьте, очень страшно. Незнакомые люди. Грубость. Обыск. Весь дом вверх дном. Ревущая, цепляющаяся, беременная — с пузом, растрепанная мать. Надрывно кричащий, разбуженный, спросонья, маленький братец. Одевающийся дрожащими руками, белый как снег отец. Ему неловко. Отрешенные лица соседей. Разухабистая понятая с зажженной папиросой в зубах дворничиха Варвара, не упускающая случая подольстить властям («скорее бы вас всех перестреляли, сволочи проклятые, враги народа!»). И я, одиннадцатилетняя, худосочная, напуганная, плохо понимающая, что, собственно, происходит, с арабесками и аттитюдами в детской башке.
С десяток раз примерившая перед зеркалом свой новый первомайский наряд на Красную площадь, который предстояло надеть на себя через каких-то три-четыре часа. Надеющаяся, что это ненадолго, каких-то несколько дней, и жизнь вернется в привычное русло. И отец, старающийся меня утешить — все образуется…

И последнее, что я слышу из уст отца, перед тем как дверь за ним захлопнется навсегда:

— Слава Богу, наконец-то разберутся…

Сейчас, когда, бывает, я проезжаю мимо злосчастного углового дома на Гагаринском, я холодею. Меня не оставляет чувство жути. Сам-то дом, в отличие от своих жильцов, благополучно сохранился."

Из книги "Я, Майя Плисецкая"




"Акция Фабрика"

В феврале 1943-го года Йозеф Геббельс решил очистить Берлин от остатков евреев и сделать столицу рейха «Judenfrei». На февраль 1943-го года в Берлине оставалось около 10.000 евреев из 160.000 в 1933 году. Почти все оставшиеся евреи Берлина были мужьями немок.

В субботу, 27 февраля 1943-го года СС и силы полиции провели операцию «Акция Фабрика», за ночь арестовав около 8000 евреев Берлина. Задержанных, перед этапом в концлагеря, привезли в здание еврейской благотворительной организации на Розенштрассе, 2 (Rosenstraße 2).

Уже вечером 27 февраля перед зданием, в котором находились арестованные евреи, стихийно образовалась толпа их жён. Собравшиеся стали требовать освобождения узников. На что требовалось огромное мужество, ибо в Германии с 1934 года были запрещены митинги.

Женщины стояли и непрерывно скандировали «Верните нам мужей!», заглушая лозунгами гул автомобилей и приказы полицейских разойтись.
Уже 28 февраля, когда на Розенштрассе собралось примерно ДВЕ тысячи немецких жен арестованых евреев, берлинская полиция предприняла попытку силового разгона митинга. Стрелять по немкам СС и полиция не решились, но применили дубинки, приклады и собак. Женщины разбежались, но уже примерно через час вернулись. Разгон-возврат продолжался всю ночь с 28 февраля на 1 марта.

Первого марта события приняли необычный разворот- был авиаудар союзной авиации по Берлину. Погибло около трех тысяч жителей города. Немки на Розенштрассе и не думали расходиться, даже под английскими и американскими бомбами продолжая скандировать «Верните нам мужей!»
Второго марта на Розенштрассе было уже ШЕСТЬ тысяч немок с детьми. Многие прохожие кричали митингующим «Еврейские подстилки!» и прочее в этом духе, полицейские продолжали натравливать собак и угрожать оружием.

Немки продолжали стоять и требовать вернуть мужей. На ночь никто не расходился! Жены арестованных евреев устроили ротацию, дабы их мужей не смогли этапировать под покровом ночи...
Третьего марта арестованных евреев начали отпускать домой. Но толпа не расходилась...Толпа не расходилась до пятого марта, пока не был отпущен последний еврей из пленённых.




Гагарин и Рогозин .

Космическая техника чрезвычайно сложна, поэтому аварии неизбежны, какой бы высокой надежностью не обладали отдельные элементы. Если космонавтикой руководят профессионалы, из аварий делаются выводы, позволяющие избегать их в будущем.

Если такой сложнейшей отраслью руководит непрофессионал, бывший политик, по образованию журналист, который допустил столь высокий уровень воровства в отрасли, то катастрофа - вопрос времени. Только человек с крайне низкой внутренней дисциплиной, самоконтролем и высоким самомнением, как г-н Рогозин способен попасть себе в ногу из пистолета при стрельбе в тире. Однако он вполне устраивает руководство страны.


Полет Гагарина в Космос стоил 7,5млн.$, квартира Рогозина стоит 7,7млн.$



Конвейер смерти.

"…В сорок втором году в лагерь начали поступать целые партии детей. История их была коротка, ясна и страшна. Все они были осуждены на пять лет за нарушение закона военного времени: «О самовольном уходе с работы на предприятиях военной промышленности». Это были те самые «дорогие мои мальчишки» и девчонки 14-15 лет, которые заменили у станков отцов и братьев, ушедших на фронт.

Про этих, работавших по десять часов, стоя на ящиках — они не доставали до станка, — написано много трогательного и умиленного. И все написанное было правдой.
Не было только написано о том, что происходило, когда — в силу обстоятельств военного времени — предприятие куда-нибудь эвакуировалось. Конечно, вместе с «рабсилой». Хорошо еще, если на этом же заводе работала мать, сестра, кто-нибудь из родных… Ну, а если мать была ткачихой, а ее девочка точила снаряды?.. На новом месте было холодно, голодно, неустроенно и страшно. Многие дети и подростки не выдерживали этого и, поддавшись естественному инстинкту, сбегали к «маме». И тогда их арестовывали, сажали в тюрьму, судили, давали пять лет и отправляли в лагерь.

Пройдя через оглушающий конвейер ареста, обыска,
тюрьмы, следствия, суда, этапа — эти мальчики и девочки прибывали в наши места уже утратившими от голода, от ужаса с ними происшедшего всякую сопротивляемость. Они попали в ад, и в этом аду жались к тем, кто им казался более сильным. Этими сильными были, конечно, блатари и блатарки.

На «свеженьких» накидывалась вся лагерная кодла. Бандитки продавали девочек шоферам, нарядчикам, комендантам. За пайку, за банку консервов, а то и за самое ценное — глоток водки. А перед тем как продать девочку — ощупывали ее как куру: за девственниц можно было брать больше.

Мальчики становились «шестерками» у паханов, у наиболее сильных, более обеспеченных. Они были слугами, бессловесными рабами, холуями, шутами, наложниками, всем, кем угодно. Любой блатарь, приобретя за пайку такого мальчишку, мог его бить, морить голодом, отнимать все, что хочет, вымещать на нем все беды своей неудачливой жизни."
Лев Разгон "Непридуманное".